Думай иначе, действуй заодно.

Дизайн коммуникации
anton_zhelyabin
Коммуникация = взаимодействие = обмен информацией = общение.

Перечисленными вещами занимаются:

  • инженеры — с точки зрения оборудования и сложных систем,

  • программисты — с точки зрения программного обеспечения,

  • графические дизайнеры — с точки зрения визуальной коммуникации,

  • промышленные дизайнеры — кто придумывает вещь и как ей пользоваться,

  • когнитивные психологи — чтобы подбирать нужные смыслы,

  • поведенческие психологи — подсказывают, как себя вести,

  • копирайтеры — придумывают слова,

  • имиджмейкеры — говорят, как надо выглядеть

  • и другие мастера.

Много разных специалистов, которые делают разный дизайн. И каждый из них проектирует свою часть коммуникации.

Например, на фабрике "Карат" плавленные сырки придумывают одни люди, упаковку — другие, текст на упаковке — следующие, выкладку товара в магазине, рекламу по телевизору и в СМИ, презентацию для поставщиков и продавцов, требования к новым работникам, систему мотивации, корпоративную культуру и униформу... Все эти вещи, которые, несомненно, несут информацию (являются коммуникацией), проектируются разными людьми.

Чтобы коммуникация одного предприятия (любой компании или бренда) двигалась в одном направления и не противоречила сама себе, её нужно согласовывать. Обычно руководитель, который видит всю картину целиком, решает, что соответствует идеям бренда, а что противоречит.

У каждого директора, чья фирма что-то производит, есть проблема. Это маркетологи, которые утверждают, что главный критерий качества коммуникации — продается продукт или нет. А на самом деле это главный критерий качества продукта. А главный критерий качества коммуникации — известно ли потребителям о продукте.

Чтобы потребителям было известно о продукте, о нем нужно сообщать и делать это непротиворечиво.
Для этого нужно заниматься дизайном коммуникации бренда.

Проектировать части коммуникации (разные каналы по-отдельности) недостаточно. Соблазн велик, поскольку мы видим много профессионалов своего дела, у которых хочется заказать дизайн в их сфере коммуникации. Но это так же глупо и недальновидно, как надевать теплую шапку и выходить на мороз в летних кедах и коротких носках — всё равно замерзнешь.


Mbi-box
anton_zhelyabin
Успех бизнеса во многом зависит от умения компании рассказать о себе миру: заказчикам, клиентам, партнерам, кандидатам в сотрудники, потенциальным покупателям. Благодаря успешному продвижению мы можем видеть головокружительные взлёты стартапов, «завоевавших рынок за два месяца».
Существует проблема (назовите её ограничением, если на слово «проблема» сформирована аллергическая реакция): сообщения часто расходятся с идеями компании и способами их донесения. Клиентов обслуживают как кто умеет или как научил приглашенный бизнес-тренер. Логотип и фирменный стиль делают «чтобы было красиво». Упаковка товара «должна быть модной». Реклама — «сексуальной». О том, выражает ли это идеи компании, и не противоречит ли это всё друг другу, подумать забывают. В итоге слова расходятся с делами (и внешним видом).
Примеров таких компаний, которые говорят одно, а делаю другое, настолько много, что их уже можно считать нормой. Уже никому не придёт в голову безоговорочно верить рекламе, да и маркетологи не считают обязательным говорить правду и только правду, пока ФАС не поймала.
С точки зрения коммуникации любого бренда для анализа её согласованности важно различать три уровня. Первый – это смысл сообщений и содержание ключевых идей. Второй – это дела бренда, по которым формируется его репутация; фактически это поведение в момент взаимодействия с людьми. Третий – это видимый бренд, то есть то, что люди про вас думают и что они видят, когда вас нет.

Но коммуникация даже одного человека – необъятно широкий спектр контактов, не говоря уже о группе людей, составляющих компанию. Начать с того, что коммуникация это всегда диалог, односторонние сообщения на самом деле никого не интересуют. Обязательно нужен отклик.
В круг общения бренда входят не только актуальные, но и потенциальные клиенты, и потенциальные сотрудники, и уже работающие сотрудники, и партнеры, и учредители, и сам бренд и так далее. Чтобы всё упорядочить и уметь отличать одно от другого, классифицируем все типы контактов по вовлеченным в них участникам профессионального окружения, а их всего пять типов.
Во-первых, это тот, кто коммуницирует, будь то отдельный профессионал или организация. В этот тип контактов входит и самомотвация и тайм-менеджмент, и правила, которые «я сам накладываю на себя». Во-вторых, это продукт деятельности, то есть то, «что я создаю». В-третьих, это клиенты, потребители создаваемого продукта, те «для кого я работаю». Они сообщают профессионалу или компании свою потребность. В-четвертых, это партнеры, коллеги, поставщики и соратники – «вместе с которыми создается продукт». И наконец в-пятых, управленческая связь, по которой (вверх с руководством или вниз с подчиненными) перемещается вопрос «как это делается?» и ответ на него.

Почему всё меняется, когда мы смотрим на корпоративную коммуникацию через призму этих двух моделей?
Два слова: полнота и согласованность. Отобразите уровни коммуникации и типы контактов как строки и столбцы в таблице, и вы получите простую периодическую систему корпоративной коммуникации — Mbi-box.

Mbi-box — это полная карта всего взаимодействия, которое совершает ваша компания, как внешнего, так и внутреннего. Каждая ячейка на пересечении строк и столбцов заполняется уникальным для каждого бренда, но понятным содержанием. Если разложить все элементы корпоративной коммуникации по Mbi-box, то становится понятно, что визитки компании не могут быть просто «красивыми», клиенты читают в них смысл, который мы туда вкладываем. И этот смысл должен быть согласован со стратегией компании. Так же со стратегией связаны и регламенты внутренних отношений, и правила создания продуктов деятельности, и так далее.
Сильная компания – та, в которой все элементы коммуникации поддерживают общую цель. Слабая компания подобна телеге из басни про лебедя раку и щуку.
Инструкция по применению проста. В каждой из пятнадцати ячеек Mbi-box помещается конкретный «документ». Наличие того или иного из них может быть гласным или негласными. Всё, что вам нужно сделать, это оценить, есть в вашей компании то, что требуется «положить в каждую конкретную ячейку или нет. Результат записать в соответствующую клетку.
Какие идеи руководят вашим контактом с покупателем? Может быть, например, «клиент всегда прав»? Ваши сотрудники соблюдают этот принцип? Одинаково ли все они понимают главную ценность обслуживания клиентов в вашей компании? Поддерживает ли ваш визуальный бренд эту идею? Что думают об этом покупатели? И вообще — не нуждается ли это рыночное клеше в пересмотре в рамках вашей компании?
Проценты в ячейках таблицы подсказывают, что ответ может быть дан не однозначно. Пользуясь Mbi-box, каждый может сам спросить себя и дать оценку, насколько продуман и эффективен тот или иной элемент его корпоративной коммуникации.
Больше информации вы получите, если сравните ответы разных участников (лучше — людей, принимающих решения) вашего бизнеса. Окажется, что всё не так согласованно, как может казаться. Здесь-то и проявляется полезный результат Mbi-box.

Позиционирование бренда — как понять, для кого работать и как об этом рассказать
anton_zhelyabin
Поговорим о позиционировании бренда.

Если по-простому, позиционирование нужно бренду для того, чтобы определить для себя и объяснить покупателю, чем именно занимается компания, и чем она отличается от конкурентов.

Позиционирование – это вопрос решения, то есть организация должна определить, опираясь на имеющуюся у нее информацию, что имеет смысл производить. Откуда взять достоверную информацию для такого решения?
Варианта два: изнутри компании и извне. Отсюда получается два разных вида позиционирования: интровертивный и экстравертивный. Рассмотрим их подробнее.

Интровертивное позиционирование бренда.
Лозунг: «Мы профессионалы, нам виднее».
Вопрос, на который отвечает позиционирование: «Чего не хватает рынку? Чем мы ценны и уникальны?»
Философия присутствия на рынке: хорошо делать то, что умеем лучше всего.
Целью такой компании будет определение своей уникальности и поиск своего потребителя.
Так позиционировать себя на рынке могут либо крупные монополисты и госкорпорации, либо мелкие предприниматели и ремесленники. При этом развитие и совершенствование предложения вовсе не исключено, оно направляется представлением о собственных несовершенствах и зонах роста. Где несовершенства моего продукта или услуги? Что я могу сделать лучше? Какие возможности передо мной открывают новые технологии? Нашли ответы – развиваемся.
Источник позиционирования для такой компании – собственная уникальность. Какую роль играют клиенты, для которых мы работаем? Они приносят нам деньги. А это не уникальная роль, поэтому целевая аудитория может быть переменчива и определяется в зависимости от возможностей (или интересов) нашего производства. Коммуникация с клиентом, соответственно, так же вторична (даже третична), поскольку зависит от того, что (в первую очередь) и кому (во вторую) мы предлагаем.
Критика подхода лежит на поверхности: его небезосновательно обвиняют в аутичности и изолированности от мира потребителей. Такой бизнес имеет шанс остаться в роли непризнанного художника, пишущего «в стол». А такой бизнес радости (денег) не приносит. Успеха такие компании добиваются, если попадают в потребность случайно, либо если им удается сформировать у клиентов новую потребность ‑ в своем продукте.

Экстравертивное позиционирование бренда.
Лозунг: «Клиент всегда прав».
Вопрос, на который отвечает позиционирование: «Что нужно потребителям? На что есть спрос?»
Философия присутствия на рынке: конкурировать за потребителя.
Целью такой компании будет исследование потребностей своей целевой аудитории и выстраивание своего позиционирования в соответствии с ним и с рынком.
Так позиционируют себя большинство участников рынка, которые составляют невыдающуюся «серую» массу. «Какие ваши конкурентные преимущества? Чем вы отличаетесь от конкурентов?» ‑ спросим мы такую компанию. И услышим ответ: «Делаем то же самое, что и они, но дешевле, качественнее, быстрее…»
Поставим перед такой компанией задачу на развитие. Источник для идей (как и для позиционирования) – это клиент. Выясняем его потребность, корректируем ассортимент, производим новый продукт. Счастье ‑ тому, кто преуспеет в этом, опередив конкурентов.
Критика такого способа искать позиционирование для своей компании в том, что теряется уникальность. Клиенты на рынке более или менее одни и те же, и если исходить из них, разных компаний не получится. Компания теряет или не находит себя. Вместо этого мы влезаем в гущу событий, потому что именно тут что-то происходит, и начинаем «толкаться локтями», собственноручно осложняя себе жизнь.

Интровертивный и экстравертивный – два полярных способа искать своё место. Истина, как водится, находится посередине.
Эппл совершает инновации в гаджетах, предвосхищая (а может быть и формируя) потребности. И их супер-сила в том, что они угадывают, что именно нужно потребителям, еще до того, как потребитель это узнал. Бьют точно в цель. И при этом ограничивают пользователя в возможности вносить изменения в устройства: «Мы лучше знаем, что для вас лучше».
Фейсбук был первым в своём роде и развивался вслед за расширяющейся потребностью. Думали ли американские студенты о том, что им не хватает возможности обмениваться фотографиями, постами и сообщениями через Интернет? Вопрос риторический. Команде Цекерберга удалось сопоставить свои уникальные возможности, ресурсы глобальной информационной сети и зарождающейся потребностью людей расширять масштабы сплетен.
Итак, для мощного позиционирования, которым могут похвастаться великие компании, нужно: знать потребителя и знать себя. Технологий и маркетинговых исследований всевозможных рынков потребителей и конкурентов масса. Технологий самоопределения намного меньше. Потому что одни об этом еще не думают, а другие, монополисты, привыкли не думать о клиентах.
Строго говоря, из отечественных технологий сейчас только Брендбокс команды Неформально, который позволяет на стратегической сессии выстроить коммуникацию бренда, в том числе и позиционирование.

Импровизация
anton_zhelyabin
В качестве базы для формулирования психотехнических средств развивающей работы с совокупным субъектом, а значит, и с личностью, может служить инструментарий понимающего психотерапевта, модификации имеющихся средств групповой работы (таких, как психологический тренинг, фасилитация, модерация и прочие). Поскольку психотехническая работа учитывает индивидуальный опыт переживания, ключевое место занимает процесс импровизации психотехника, участвующего в составе совокупного субъекта в разрешения сложившегося противоречия – как напарник или часть группы. Импровизация – такой вид творческого акта, в котором замысел произведения и его исполнения одновременны, автор рисует, исполняет музыку или играет на сцене как бы без подготовки. Однако известно, что, находясь под влиянием актуального переживания «здесь и теперь» и заботясь о гармоничности произведения, каждый автор, тем не менее, использует инструменты из своего багажа, в соответствии со своей системой ценностей. Так целью психотерапевтической импровизации является разворачивание процесса в соответствии с проявляющимся замыслом клиента. Импровизация является настолько управляемой, насколько психотерапевт способен гибко и конгруэнтно откликаться собой на клиента.

Как сделать психотехничным психоанализ
anton_zhelyabin
Помним, что наша критика психоанализа как психотехнической системы заключается в его ориентированности на возвращение патологических отклонений от нормального развития личности, называемых неврозами, к норме. Неврозы формируются в результате травмирующего события из опыта человека или серии событий, повлекших неблагоприятное прохождение очередного онтогенетического периода. В повседневной жизни человека неврозы чаще всего выражаются в ситуации невозможности продолжать осуществлять некоторую деятельность. В истории формирования невроза всегда свое место занимает значимый для формирующейся личности Другой, от ситуации общения с которым психически зависит формируемая личность. Так, добавляя психотехнические ценности к психоанализу, мы получаем более диалогичную, и, следовательно, более психотехничную психоаналитическую систему.
Вспомним еще раз соотнесение психоаналитической концепции с психотехническими принципами. Будем при этом стараться учитывать общие для всех представителей психоаналитического подхода основанияи и отдельно уделять внимание тем важным моментам, в которых подходы различаются.
Во-первых, Психоанализ формулируется и видоизменяется как объяснительная теория всегда на основе терапевтической практики и в целях повышения её эффективности. Таким образом, в психоанализе соблюдается принцип философии практики. Целью теоретических моделей в психоанализе является объяснение и формирование практической работы, целью практики является исцеление невроза. Учитывая психотехнический прирост (расширение) психоанализа, исцеление невроза может быть рассмотрено как восстановление продуктивных диалогических отношений с тем Другим, который участвует в формировании нефроза. Итак, цель психотехнического психоанализа – отладка внутренних диалогов личности. Результат – уменьшение количества ситуаций невозможности.
Во-вторых, мы имеем субъектность пациента, свободное ассоциирование которого (в классическом психоанализе) является основным источником материала для интерпретаций. Интерпретации в свою очередь есть проявление субъектности психоаналитика, который, стоит отметить, стремится минимизировать собственное участие. Терапевт в психоанализе представляется исследователем, стоящим на неклассических ценностях, признавая влияние наблюдателя на наблюдаемого, однако его истинный интерес находится все же глубоко в самом пациенте, именно в его подсознании. Процессы формирования личности в онтогенезе, структура психики, механизм возникновения невроза – все эти категории содержать субъект-субъектное отношение, однако, поскольку основное внимание уделено формированию невроза, описано именно негативное влияние другого на формируемую личность. Как следствие негативного представления о роли внешнего мира, постулируется ценность невлияния, дистанции, защищенности. Защищенность в результате психоаналитического процесса (после обнажения причины невроза и избавления от симптома) заключается в формирование адекватного и конструктивного защитного механизма. Начнем изначально подходить к формированию личности, допуская как продуктивное, так и деструктивное взаимовлияние личности и окружающего мира (честная субъект-субъектность). Решаем проблему деструктивных влияний конструктивными защитными механизмами. Предположим, что по аналогии с неврозом каждый случай, нуждающийся в психологическом механизме защиты так же связан с диалогичным отношением с Другим, важным для формирующейся личности. Тогда развивающая работа с личностью заключается в формировании новых диалогичных (парных) отношений с прилагающимся арсеналом защитных психологических механизмов (развивая механическую метафору, инструментов для работы с данным конкретным субъектом отношений).
В-третьих, нам важно включенность и психоаналитика и пациента в один общий исследовательский и терапевтический контекст. Благодаря описанным процессам переноса и контрпереноса, мы можем утверждать, что психоаналитики признают, что оказывают влияние на пациента достаточно большое, чтобы учитывать роль своей личности. Поскольку терапевт и пациент находятся именно в настоящем моменте, рассуждая о воспоминаниях, психотехничного психоаналитика будет интересовать не историческая достоверность вспоминаемых событий, а то, какое влияние они оказывают на актуальное состояние пациента. Большое значение имеет то, как они отражаются в отношениях между пациентом и психотерапевтом, а именно, каково содержание переносов и контрпереносов и как они трансформируются. В некотором роде для психотехничного психоаналитика возникновение переноса может являться позитивным признаком того, что к жизни вызваны существенные отношения. По аналогии со спиритическим сеансом диалог, который происходил там и тогда начинает разворачиваться здесь и теперь. Некоторые психотерапевты используют для этого специальные техники и методики (например, психодрама Морено или режиссерская постановка симптома Василюка), исследуя вместе с клиентом разворачивающийся контекст и трансформации своего внутреннего мира как неотъемлемой части контекста. Корректнее уже говорить не о психоанализе пациента, а о психоанализе пары «психотехничный психоаналитик и клиент» или даже психоанализе психотерапевтической ситуации. В такой формулировке чувствуется больше ответственности как на психоаналитике, который должен больше открываться и исследовать себя, так и на клиенте, который расширяет в своем представлении масштабы своего влияния.
В-четвертых, как мы уже сказали, психотехнический психоанализ анализирует психотерапевтический процесс, в котором сам и разворачивается, предмет и метод совпадают.

Как сделать бихевиоризм психотехничным
anton_zhelyabin
Базовое представление бихевиоризма заключается в том, что личность представляет собой набор выученных реакций на стимулы внешней среды (Уотсон). Необихевиоризм сделал шаг дальше и сказал, что стимул сперва должен быть воспринят, и в этом заключается причина вариативности влияния стимула на разных людей. Скиннер отметил, что бывает поведение особого типа, когда реакция не следует за стимулом внешнего мира, а провоцирует его, то есть предшествует ему. При этом личности по-прежнему отказано в волевом поведении, поскольку изначальная реакция, которая встретила подкрепление, вследствие чего была закреплена, являла собой всего лишь спонтанную активность.
Мы ставим перед собой задачу найти такой минимальный способ преобразования бихевиоризма в психотехническую концепцию, который не будет противоречить изначальным принципам теории.
Во-первых, должна существовать психологическая практика. Для этого нам надо вообразить психотехнико-бихевиориста, который, соблюдая бихевиористские принципы, займется практической реализацией своих идей. Воображение рисует картину, близкую по смыслу когнитивно-бихевиоральному подходу. При этом помним, что клиент рассматривается как набор выученных реакций на стимулы. Психотехнико-бихевиорист, впрочем, тоже.
Во-вторых, нам надо признать субъектность и психотерапевта и клиента. На первый взгляд это противоречит базовому принципу реакционности поведения личности – и клиента и терапевта. Однако если в результате научения на протяжении жизни личность накапливает достаточно некоторый объем возможных реакций на существующие в окружающем стимулы, в соответствии с идеями бихевиористов личность может осуществлять инициативное целенаправленное поведение, ориентированное на получение желаемого подкрепления, то есть задуманного результата. Так индивид может быть субъектом, но только в рамках известного результата. Там, где результат еще не исследован, возможна лишь спонтанная активность. А что будет, если оба – психотехнико-бихевиорист и клиент – осознают, что в данный момент требуется спонтанная активность и целенаправленно начинают её применять? Деление на ноль.
В-третьих, необходима такая фокусировка работы, которая включит в исследуемую ситуацию, ситуацию психотерапии и психотерапевта и клиента. Это требует от нас отхода от естественнонаучной догмы «независимого» и «чистого» исследования, и приводит к неклассическому представлению о подверженности исследуемого влиянию исследователя или даже постнеклассическому представлению об их единства в пространстве одного поля. Ведь, оказавшись перед другим терапевтом, клиент получал бы другой набор стимулов, и его собственные стимулы перерабатывались бы иначе, и другой терапевт реагировал бы по-другому. Для того, чтобы убедить бихевиориста сделать такое расширение контекста (или увеличение масштаба рассмотрения, если угодно), потребуется убедить его в том, что такие мелкие детали имеют значение. Поскольку целью терапевтической помощи бихевиориста должно быть более эффективное поведение, лучше достигающее результата, придется оговориться, что поведение может привести или не привести к результату в зависимости от обстоятельств. Значит, оттачивая поведение, мы должны учитывать обстоятельства, в которых это поведение оттачивается, и в которых оно будет реализовываться. Так по умолчанию психотехнико-бихевиорист с клиентом оказываются в ситуации, когда все, что они могут выучить и натренировать – это поведение в ровно такой же ситуации. Следовательно, искусство психотехнико-бихевиориста заключается в создании максимально приближенных к полезным клиенту в его жизни условий в актуальном пространстве их работы.
В-четвертых, в психотехнико-бихевиористской концепции должны совпадать предмет и метод исследования. Работа над улучшением поведения будет заключаться в улучшении поведения по улучшению своего поведения – как-то так что ли?
Сформулировав такую концепцию психотехнико-бихевиористской помощи, мы получаем хороший навыковый тренинг, формирующий умения и навыки у участника.

Развитие и Рост
anton_zhelyabin
Процесс развития протекает неравномерно, в развивающейся системе сменяются периоды роста (количественного изменения, увеличения ресурса) и развития (качественного изменения, приобретения системой нового свойства). Состояние готовности к новому шагу в развитии характеризуется критической ситуацией, состоянием невозможности. Если система не столкнулась со ступором, то она не готова к развитию. Это подтверждается концепциями развития психики в онтогенезе Л.С. Выготского, Д.Б. Эльконина, Э.Эриксона и Ж.Пиаже.
В свете этого, поддержка какой бы то ни было системы (личности, совокупного субъекта, группы) может быть двух видов: усиление присовокуплением своих ресурсов к ресурсам системы; и изменение системы.

Мощность личности
anton_zhelyabin
В случае недостаточной мощности (личностности) субъект может испытывать (переживать) сложность, невозможность достижения поставленной цели, невозможность реализации. В таком случае мы можем констатировать противоречие между действительностью и реальностью, то есть представления субъекта о мире не соответствуют миру. Решением такой ситуации (повышением личностности, мощности совокупного субъекта) становится расширение диалогичности, то есть включение (активация) новой диалогичной связи. Афористично выражаясь, нам надо «посмотреть на ситуацию с другой стороны, с другой точки зрения». Фактически, столкнувшись с препятствием, мы ищем новую идентичность, которая была бы более эффективна в данной ситуации. Идентичность может быть найдена в диалоге с другим индивидом или во внутреннем диалоге.

Психотехническая личность
anton_zhelyabin
Прорабатывая понятие личности в контексте психотехники, мы приходим к выводу, что это – не статичное, а динамическое образование, необходимым условием которого является диалог между как минимум двумя субъектами. Личность таким образом представляется не явлением или состоянием (достижением), которое либо есть либо нет, личность приобретает континуальную характеристику – мы можем говорить о степени личностности (варианты: мощность личности контакта, мощность совокупного субъекта).

Критерии психотехничности
anton_zhelyabin
Особенности психотехнической формы познания выделил Федор Ефимович Васи-люк, противопоставляя психотехническую форму познания естественнонаучной. Выделе-но 9 основных положений противопоставления:
1. Психотехническое познание своей целью имеет эффективную практику, в то время как естественнонаучное – максимально полное описание реальности. Таким обра-зом, мы противопоставляем философию практики философии гносеологизма.
2. Описывая объективную действительность, естественная наука должна быть мини-мально пристрастной, независимой. Психотехник же, ориентируясь на практику, точно определяет свои ценности, такие как полезность, правильность, истина и другие. Ценности, таким образом, в психотехническом познании имманентны про-цессу познания (встроены в него), а не внешни по отношению к нему.
3. Адресатом психотехнической теории является психолог-практик, психотехник, в то время, как естественнонаучным знанием пользуются ученые для формулирования новых теорий. Важно помнить, что адресатом психотехнической практики должна являться теория. Автор психотехнического подхода к групповой работе формули-рует средства для своей собственной работы.
4. Если для естественных наук идеалом познания является ситуация, когда субъект наблюдения абсолютно изолирован от объекта, и объект не подвергается никакому постороннему влиянию, то психотехнический субъект познания осознает свое влияние, формирует его в соответствии со своими ценностями и включает объект познания (клиента, пациента, испытуемого) в процесс исследования, превращая его в субъект.
5. В процессе психотехнического познания интенсивный эмоциональный и уникаль-ный контакт включает в себя всех участников ситуации исследования, отличие от естественнонаучного познания, в котором специалист минимизирует свое участие, стандартизирует контакт, стремясь сделать объект минимально зависящим от ис-следователя. Метафора контакта представляет собой либо поток информации «от испытуемого к исследователю» (в естественной науке), либо общее поле взаимо-действия совокупного субъекта – психотехника и его клиента.
6. Естественнонаучное исследование имеет программу, план событий. Процедуры психотехнического исследования гибки и уникальны, тонко реагируют на текущий процесс. Несомненно, процедура исследования имеет определенный план работы, но важен непосредственный актуальный опыт «здесь-и-теперь». В развивающей психологической работе не может быть заданной раз и навсегда программы, а ну-жен такой инструмент, который сочетал бы гарантию результата с уникальностью и точностью хода в шахматной партии или игры в Го.
7. Знание естественнонаучное – это знание о «них» - в третьем лице, безлично, ото-рвано от реальности. Психотехничное знание является внутренним, личностным, наполненным индивидуальным смыслом. Это знание не обязательно о себе, но о некоторой общности или единстве, с которым я могу себя отождествить – знание «о нас». Психотехническое знание зависит от позиции восприятия – это постне-классическое знание (по классификации В.С. Степина). Каждый контакт эмоциона-лен и потому уникален, а потому уникально и знание про контакт и его участников.
8. «Если общим предметом классической академической теории является фрагмент, выделенный методом из объекта исследования, ограненный и ограниченный этим методом, то общим предметом психотехнической теории является сам метод, ог-раняющий и созидающий пространство психотехнической работы-с-объектом» (Ф.Е. Василюк). Так естественнонаучный эксперимент Павлова помещает испы-туемых собак в абсолютно искусственные условия, создавая предмет «условный рефлекс», а психотехническая работа с бессознательным состоит в «толковании бессознательного».
9. В психотехническом познании «к эффективному практическому методу подбирает-ся центральный предмет, для которого этот же метод является оптимальным мето-дом исследования» (Ф.Е. Василюк). Естественнонаучное познание выбирает метод исследования, исходя из центрального предмета.

Поскольку перед нами стоит исследовательская задача поиска и разработки именно психотехнических средств работы, следующим шагом мы проанализируем мировые тео-рии и практики психологии личности на предмет соответствия их существенным для нас критериям. Критерии психотехничности, как существенные элементы теории и практики, на которые важно обратить внимание, сформулируем на основе выделенным Ф.Е. Васи-люком отличительных признаков психотехничного познания.
Мы выделим теории, ориентированные на практическое применение, имеющие своей философией практику, адресованные тем, кто будет их применять в своей практике, содержащие такие знания, которые позволяют эффективнее взаимодействовать с реально-стью (пункты 1, 3 и 7). Значит, во всех рассматриваемых нами теориях нас будет интере-совать наличие психологической практики, основанной на данной теории личности.
Мы так же уделим внимание роли личности психолога в данной психологической практике – стремится ли психолог дистанцироваться от исследуемого явления или вклю-чен в него. Нас интересуют такие средства работы, которые подразумевают живой лично-стный контакт между психологом и его клиентом, объединяющий их в совокупный субъ-ект (пункты 2, 5 и 7).
Рассматривая контакт между психологом и его клиентом, мы обратим внимание на уникальность или стандартизированность ситуации психологической работы, открытость опыту «здесь и теперь», субъект-объектность или субъект-субъектность ролевых отноше-ний – фактически, активность участников взаимодействия в формировании ситуации (пункты 4, 5 и 6).
Наконец, мы зададим вопрос, является ли метод исследования предметом в данной психологической концепции.

В качестве материала для анализа мы возьмем теории личности, подробно разо-бранные в книге Лари Хьелла и Дэниела Зиглера «Теории личности», в которой авторы проанализировали крупнейшие западные теории личности.

?

Log in

No account? Create an account